Статьи митрополита Феропонта по истории чудотворной Феодоровской иконы Божией Матери

 

Ферапонт (Кашин), митрополит Костромской и Нерехтский

 

Чудотворная Феодоровская икона
Божией Матери в XII–XVI веках:
факты и гипотезы

 

Чудотворный Феодоровский образ Пресвятой Богородицы, на протяжении веков пребывающий в Костроме и ныне хранящийся в костромском Богоявленско-Анастасиином кафедральном соборе, иногда называют загадочной, таинственной иконой. Действительно, мы не имеем документальных сведений ни о времени написания Феодоровского образа Богоматери, ни о первом периоде его истории (до явления в Костроме), а свидетельства о судьбе святыни до XVII столетия требуют серьезного научного анализа. Церковным и светским ученым с XIX века и до нашего времени довелось заниматься такой работой, по крупицам воссоздавая прошлое прославленного образа Царицы Небесной. Результаты этих исследований очень интересны и назидательны: они приумножают традиции почитания костромской святыни, открывают ее глубокие связи с историей нашего Отечества.

Феодоровская икона Божией Матери – двухсторонняя: на ее лицевой стороне изображена Пресвятая Богородица с Превечным Младенцем, а на оборотной стороне написан образ святой великомученицы Параскевы Пятницы. Изображение Богоматери весьма сходно с Владимирской иконой Царицы Небесной (такой иконографический тип называется «Умиление»); самое заметное отличие – не прикрытая одеждой ножка Богомладенца на Феодоровской иконе. По виду сохранившихся фрагментов древней живописи и по манере письма чудотворного Феодоровского образа предлагались различные датировки его написания, начиная с первой четверти XII века. Сейчас полагают, что икона могла быть создана ростовскими или владимирскими мастерами, следовавшими получившим широкое распространение на Руси в XII – первой половине XIII века иконописным традициям Византии [34, с. 10].

В церковной литературе можно встретить мнение, что Феодоровская икона Божией Матери написана апостолом и евангелистом Лукой в I веке по Рождестве Христовом – но такое утверждение безосновательно, его нельзя назвать даже преданием. Выдающийся костромской церковный историк и краевед протоиерей Павел Островский (дядя знаменитого драматурга А.Н. Островского) еще в 1864 году указывал [21, с. 11], что о написании Феодоровского образа апостолом Лукой впервые заявил – и непонятно, по какой причине – известный литургист XIX века протоиерей Григорий Дебольский (видимо, в его популярной и доныне переиздающейся книге «Дни богослужения Православной Церкви», первое издание которой вышло в 1837 году [см, напр.: 10, с. 226]).

Первое известное нам описание чудотворного образа относится лишь к XVII столетию, оно сохранилось в костромских писцовых книгах 1627–1630 годов [23, с. 257–259]. Изложение некоторых событий, связанных с иконой, мы встречаем в старинной службе Феодоровскому образу Царицы Небесной – но и это богослужебное последование было составлено лишь в XVII веке (выдвинутую костромским священником Василием Соколовым в 1901 году гипотезу о написании данной службы между 1275 и 1480 годами [31, с. 235] другие исследователи не поддержали [15, с. 37–38; 28, с. 95]). Главным же источником сведений по истории Феодоровского образа в XIII–XVII веках является «Сказание о явлении и чудесах Феодоровской иконы Божией Матери» (далее – Сказание), составленное в XVII веке и имевшее три различные редакции, отличающиеся как своим объемом, так и точностью изложения некоторых фактов; каждая из редакций представлена большим или меньшим количеством письменных документов – списков (в XVIII веке игумен Макариево-Унженского монастыря Леонтий составил еще одну редакцию Сказания, ее текст был выявлен исследователями лишь в наши дни). Уже составитель первой редакции – традиционно называемой минейной или милютинской и появившейся вскоре после событий 1613 года – печалился, что старинные записи по истории Феодоровской иконы погибли в бедственных обстоятельствах Смутного времени, а устные рассказы людей, хранивших эти записи, не лишены противоречий:

«Како исповем или како хощу написати, или что реку или что повем о сей пречюдней иконе, или что возглаголю, кое же слышах от много добре ведущих иже у себя имуще писание до разорения литовских людей и полских. И аз с ними много беседовах и вопроша их и сладце слышах от них, и ови глаголаху тако, инии же инако, но мню, яко сему быти истине, еже хощу повести сей коснутися и написати, дабы незабвены были дела Божии и Пречистыя Его Матери нашея Заступницы и Ходатаицы всемирныя рода христианского» [28, с. 287].

С XIX века было сделано очень многое для прояснения спорных моментов в истории Феодоровской иконы. Первым, кто попытался исследовать Сказание, был уже упоминавшийся нами протоиерей Павел Островский [22, с. III–XV; 21]. В начале ХХ века изучением Сказания занимались профессор Московской духовной академии А.П. Голубцов [8] и костромские исследователи: священник Василий Соколов [31], протоиерей Иоанн Сырцов [33], преподаватель Костромской духовной семинарии И.В. Баженов [3, 4, 30]. Наиболее основательным сочинением на данную тему стала работа священника (впоследствии протоиерея) Димитрия Лебедева [15]; эта рукопись, подготовленная в 1913 году, буквально чудом сохранилась в ХХ веке и была напечатана в 2010 году попечением Б.К. Коробова. В советское время – несомненно, вследствие особого почитания Феодоровского образа Пресвятой Богородицы в царственном Доме Романовых – научные исследования, связанные с этой иконой, велись весьма скромно и имели преимущественно искусствоведческий характер [напр.: 6, 9, 17]. Но с девяностых годов ХХ века стали публиковаться научные работы, непосредственно связанные со Сказанием [5, 11, 20, 29]. Статья о Сказании была включена в «Словарь книжников и книжности Древней Руси» [12]. В 2010 году (спустя почти век после написания) вышла из печати уже упоминавшаяся монография протоиерея Димитрия Лебедева, а в 2011 году в Москве состоялась защита кандидатской диссертации О.Н. Радеевой на тему «Сказание о Феодоровской иконе Пресвятой Богородицы в книжной культуре России XVII–XVIII веков» – самого масштабного исследования этого литературного памятника за все время его изучения [28]. Из сочинений, рассматривающих историю иконы в целом, укажем на работы архиепископа Костромского и Галичского (ныне митрополита Астанайского и Казахстанского) Александра [2] и Е.Л. Тихомировой [34].

Приступая к рассказу об истории Феодоровской иконы в XII–XVI веках, отметим вслед за процитированным выше книжником XVII столетия: главное для нас – воздать должное почитание Господу и Его Преблагословенной Матери, прославить неизменную и превосходящую границы нашего понимания любовь Царицы Небесной к человеческому роду. В рассуждениях же об исторических обстоятельствах – иногда спорных, неоднозначных – будем прислушиваться к мнениям ученых, но не забывая при этом: чудеса милости Божией превосходят и законы естества.

Читать далее – полный текст статьи, скачать PDF (0,4 Mb)

Опубликовано 23.07.2020